Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта
Наш опрос
Нужно ли учить детей рисовать?
Всего ответов: 841
Реклама на сайте


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Rambler's Top100
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Маленькие гении
Впрочем, вундеркиндов-малолеток видел, наверное, каждый. А вот как складывается судьба этих чудо-детей после того, как они стали взрослыми, мало кого интересует. И напрасно. Как известно, за все надо платить, и одаренные от природы дети в этом плане не исключение.

Косте было три года, когда он сам научился делать беглые исчисления в уме, а немного погодя — бегло читать. В пятилетнем возрасте он умел вычислять в уме логарифмы, хотя этому не учат ни в школе, ни в университете — есть таблицы. По самоучителю научился играть на пианино по нотам любимые песни. В семь лет самостоятельно до тонкостей разобрался в Периодической таблице Менделеева, а в восемь лет уже решал сложные физические задачи, доступные лишь четырнадцатилетним одаренным подросткам...

«Синдром бывшего вундеркинда» — так психологи называют специфический невроз, который выражается в болезненном самолюбии, желании постоянно демонстрировать свои способности, непрерывно самоутверждаться. Более того, специалисты включают одаренных детей в «группу риска» наравне с умственно отсталыми, эпилептиками, сиротами и даже... малолетними преступниками. Всех их объединяет высокая степень вероятности того, что на их жизненном пути будут преобладать неустроенность, одиночество, непонятость другими, повышенный риск заболеваний. Но если, как говорится, к «Богом обиженным» общество относится со снисходительной жалостью и пытается хоть что-то для них сделать, то до «Богом одаренных» детей никому, кроме их родителей, дела нет. Их судьба, как это ни парадоксально, общество заботит меньше, чем судьба малолетних преступников.

Осознав, что их мальчик вытянул у судьбы особый билет, родители Кости испугались. С трудом разыскали специалистов, занимавшихся одаренными детьми. Специалисты определили высокую степень одаренности мальчика и предсказали ему судьбу ученого. А также много проблем. Первая — необходимость обучения по индивидуальной программе. Но об этом тогда нельзя было даже мечтать. И первой отметкой, которую Костя принес из общеобразовательной школы, была... единица.

Природа, щедро одарив человека каким-то талантом, «забывает» порой дать счастливчику шанс-способность удержаться на плаву в общении с окружающим миром — и тогда начинаются бесконечные стрессы. Некоторые с помощью медиков избавляются и от стрессов, и от гениальности — заодно. Некоторые страдают от своей одаренности больше, чем от физического уродства. А некоторые предпочитают даже уйти из жизни, потому что никак не могут приспособиться к ней. Лишь незначительное меньшинство сохраняет свою одаренность до конца дней. Ведь это так непросто...

Словом, жизни большинства одаренных людей особенно не позавидуешь. По модной сегодня терминологии, они имеют чрезвычайно уязвимую энергетическую оболочку, крайне ранимы, излишне чувствительны. Существование этих заложников собственных талантов зачастую трагично: не складывается или складывается чрезвычайно трудно личная жизнь, рушится карьера, весьма редко приходит общественное признание при жизни, риск душевных заболеваний в несколько раз выше, чем у нормального человека. Неординарный человек, как правило, в тягость всем и самому себе. Они всегда одиноки, даже в семье, и чем выше одаренность, тем мучительнее одиночества. Страшнее всего — гениальность. Гении — это мученики, расплачивающиеся за прогресс человечества.

«Гении падают с неба. И на один раз, когда он встречает ворота дворца, приходится сто тысяч случаев, когда он падает мимо», — сказал великий Дидро. По оценкам современных специалистов, на полтора миллиарда жителей высокоразвитых стран нашей планеты приходится около полутораста тысяч людей, которые при благоприятных условиях могли бы стать гениями. Но — к сожалению или к счастью — гениев на Земле единицы. Куда же деваются остальные?

Самый распространенный вариант — так называемая «нормальная одаренность». Специалисты называют ее высокой нормой: природа щедро одарила счастливчиков всем необходимым — высокой способностью к обучению, хорошей адаптацией к внешним условиям, контактностью, общительностью, хорошим здоровьем и соответствующим воспитанием. Про таких говорят: «Брось счастливчика в воду — и он выплывет с рыбой в зубах». Но гениев среди таких счастливчиков — раз, два и обчелся.

Есть еще вариант несостоявшейся одаренности: беспечный, не умеющий трудиться, схватывающий все на лету, но не утруждающий себя дополнительным обучением, плывущий по течению, живущий по принципу наименьшего сопротивления... Эти люди не изобретут пороха, но они и не стремятся к этому, они как бы декоративны, ими можно любоваться, им можно завидовать, но сами они никакой пользы из своей одаренности не извлекают, разве что возможность проделывать любую работу в минимальные сроки, а затем наслаждаться бездельем.

Второй — худший — вариант несостоявшейся одаренности — это подавление возможной гениальности неправильным воспитанием, стандартным обучением, отсутствием индивидуального подхода. В этом случае из одаренного ребенка вырастает закомплексованный «неконтактный» неудачник с тяжелым характером. И, к сожалению, именно этот тип доминирует пока среди российских вундеркиндов. Потому что природа не выбирает, в какой стране появляется «нестандартный ребенок». А в России до недавнего времени безраздельно царила пресловутая «казарменная педагогика», когда всех стригли под одну гребенку, а шаг влево или вправо расценивался как побег. Да и сегодня пережитков огульного подхода по всем детям без разбора хватает.

Как сложилась судьба Кости? В 13 лет он поступил в университет, в 17 —в аспирантуру. Учился отлично, легко, увлеченно. Но — неадекватная система образования, неполноценное общение, непонимание общества спровоцировали тяжелое душевное заболевание. И Костя с высоты успеха сорвался в пропасть боли. Чудо закончилось для несчастной семьи страшной трагедией.

Интеллект, творческие способности — главное достояние нации. Это давно поняли японцы, которые дорожат своими вундеркиндами и не жалеют средств на их выявление, обучение, развитие. Один из государственных секретов Израиля — эффективная система обучения одаренных детей. В США также создана очень действенная система поощрения и развития одаренности. Потому что это выгодно. История человечества накопила достаточно статистического материала, из которого следует, что одаренные дети — большая ценность для общества, куда большая, чем даже природные ресурсы. Общеизвестно, что «утечка мозгов» из России грозит стать общенациональным бедствием... Если уже не стала.

Приходилось слышать, будто из каждых пяти наших вундеркиндов один заболевает тяжелой болезнью, другой — кончает самоубийством, третий с годами полностью теряет свою одаренность, четвертый находит себя за пределами России и делает там блистательную карьеру, и лишь одному из пяти удается талант на родине. При этом, как уже говорилось, практически у всех возникают сложнейшие проблемы в личной жизни. Что делать! Эти люди не могут быть такими, как все. Не потому, что не хотят — они просто по-другому устроены, умеют много такого, что недоступно обычному человеку, не способны приспосабливаться к жизни, нормально контактировать даже с самыми близкими людьми, далеко не всегда разделяют общепринятые жизненные ценности. Часто равнодушны к материальным благам, не умеют зарабатывать деньги...

И вот при всем при этом именно они обеспечивают прогресс человечества, потому что для того, чтобы сделать изобретение, как раз и необходимо мыслить «не как все». Ну, а раз «не как все», то случается, высокоодаренных, талантливых людей возьмут да и обзовут шизоидами. В просторечии — это очень обидное слово. Но по сути оно означает всего лишь присущие необыкновенным людям с необыкновенным внутренним миром странности поведения. Они «странно» говорят, «странно» двигаются, «странно» приспосабливаются к реальной жизни. С детства подвергаются насмешкам и даже унижениям со стороны окружающих «нестранных». И если это их не ломает, то появляются такие незаурядные, всемирно известные личности, как Гумилев, Ландау, Набоков, Шостакович, Бродский, Капица. Очень часто такие личности встречаются среди талантливых математиков, физиков, химиков, биологов. И (так уж захотела природа) подавляющее большинство их — мужчины. Девочки-вундеркинды встречаются гораздо реже и, как правило, в зрелом возрасте обычно становятся «как все». Может быть, дело тут в более пластичной женской психике? Точного ответа на этот вопрос пока не существует.

Врожденная одаренность — это, как уже говорилось, от Бога. От чего же тогда зависит, проявится этот дар в дальнейшей жизни ребенка или не проявится? Наверное, прежде всего от конкретных условий, от огромного числа разных факторов: найдет ли такой человек себя в обществе, нужен ли он ему вообще? Так что не в последнюю очередь будущее вундеркиндов зависит от того общества, в котором они живут. И общество обязано сделать все возможное, чтобы помочь им состояться.

Вовсе незачем завидовать родителям одаренных детей: они испытывают невероятные трудности в их воспитании и обучении. Куда большие, нежели родители обыкновенных детей, стремящиеся сделать своих отпрысков вундеркиндами. Часто просто неизвестно, что делать с потенциальными гениями. Сплошь и рядом маленького одаренного ребенка некуда пристроить на учебу, чтобы он чувствовал себя в своей тарелке. Кроме того, пока еще не встречалось вундеркиндов, прошедших через детский сад, а тем более — через ясли, ибо система нивелирования личности в наших дошкольных учреждениях отлажена виртуозно. Штамповать стандартные «винтики» — привычно, а вот работать со «штучными изделиями» было некому. Кроме, разумеется, родителей. А они, создавая дома все условия для взращивания гения, тем самым неизбежно обрекают его на изоляцию от сверстников. То есть, спасая от неизбежного для вундеркиндов «школьного невроза», обеспечивают ему почти непреодолимые трудности межличностных отношений в будущем. Найти выход из этого замкнутого круга — задача сложнейшая.

«Из меня получился нелюдимый и весьма неуклюжий подросток с весьма неустойчивой психикой, — пишет в книге «Бывший вундеркинд» отец кибернетики Норберт Винер, которого школьным и внешкольным премудростям обучал отец. Да, это оказался один из самых успешных экспериментов такого рода. Хотел вырастить одаренного ребенка — и вырастил. Но какой ценой? Стал ли этот ребенок счастливым? Ответ — в приведенных выше словах самого Винера.

Российским вундеркиндам 90х годов, кажется, повезло. С 1989 года в Москве при Психологическом институте Российской Академии Образования работает лаборатория, специально занимающаяся одаренными детьми. Руководит ею академик Алексей Михайлович Матюшкин. На базе этой лаборатории стали появляться школы для одаренных детей, например, школа-лицей «Созвездие» в Красногвардейсном районе Москвы, где работу с детьми начинают с шестилетнего возраста. А в Люблино работает школа-гимназия № 1524 для одаренных старшеклассников, так называемая Сократовская школа. Здесь также оказалось возможным реализовать конструктивную идею: создать условия и индивидуальные программы для развития каждого «необычного» ребенка.

Зачем нужны индивидуальные программы? Затем, что каждый человек — личность, а одаренный человек — это личность в квадрате. И к каждой нужно найти собственный персональный «ключик», потому что в данном случае универсальные программы»отмычки» категорически не подходят. Более того, они могут непоправимо испортить сложный механизм реализации одаренной личности, что, к сожалению, нередко и происходит.

Обучение одаренных детей — дело чрезвычайно дорогое. Нужно гораздо больше учителей — ведь предметное обучение вводится уже с первого класса. Более того, нужна специальная подготовка самих учителей, которые — не по своей вине — не имеют навыков работы с одаренными детьми. Нужны дополнительные помещения, потому что в классе не должно быть больше 10-12 детей. Необходимо иметь дополнительные учебные пособия — чуть ли не по энциклопедии на каждого ученика. Нужно хорошее экспериментальное оборудование для занятий физикой и химией, биологией и другими предметами. Нужна собственная типография, потому что многие одаренные дети пишут стихи и прозу, рисуют, создают архитектурные проекты. Даже исследовательские работы выходят из-под пера маленьких гениев, а эти «перья» в нынешнем понимании — персональные компьютеры для каждого. Конечно, все это довольно дорого. Но обучение в этом лицее, благодаря помощи Московского департамента образования — бесплатное. Однако всего несколько школ для одаренных детей на всю страну... Маловато получается. А вот спонсоры, способные понять значение одаренности ребенка для судеб страны, пока, к сожалению, не находятся.

Создавать и поддерживать учебные заведения для одаренных детей стоит немалых усилий и средств. Какую выгоду от этого получает общество? Сиюминутной — никакой. А спустя годы и годы — огромную. Но дело в том, что обучение одаренных детей — вопрос не корыстный, а нравственный. В идеале, конечно, нужно стремиться к тому, чтобы каждый ребенок — одарен он или нет — получил нужное образование. Но в нашем обществе, к сожалению, за много лет сложилась парадоксальная картина: одаренным детям оказывается меньше внимания, чем умственно отсталым.

И все же статистика свидетельствует: не менее 30 процентов вундеркиндов, если создать для них надлежащие условия, достигают в жизни вершин. Да и история знает, что 70 процентов великих людей в детстве были вундеркиндами. Их отличительная черта — они всегда заняты, всегда увлечены своей работой.

Чем тоньше инструмент, тем легче он ломается и тем труднее его починить. Это — аксиома. Но ведь то же самое можно сказать и о человеческой психике, а у одаренных детей она, естественно, тоньше и сложнее, чем у обычных. К тому же, в любом опережении развития есть, наряду с очевидными плюсами, и не менее очевидные минусы. Поэтому одна из задач работников Сократовской школы — учителей, психологов, врачей — по возможности сгладить все отрицательные последствия такого опережения. Одаренному ребенку нужны не восхищения, а помощь. И здесь готовы ее предоставить. Если эти дети найдут в дальнейшей жизни большое, интересное дело — за них можно быть более или менее спокойными.

Существует и еще одна опасность. Поскольку тема одаренных детей сейчас вошла-таки в число модных, находятся школы — преимущественно частные и дорогие, — которые лихо берутся за решение проблемы. Главным своим достоинством они почитают создание особо комфортных условий для обучения. Так вот, нет ничего вреднее для одаренных детей и для детей вообще, чем излишек комфорта. Не случайно в знаменитой, самой элитарной в мире школе «Итон» в Англии культивируются весьма спартанские условия. И по той же причине в Сократовской школе применяется идея развивающего дискомфорта: нужна сложная, напряженная деятельность, где даже одаренному ребенку приходится работать с полной отдачей, преодолевая себя, тренируя свои «волевые мускулы». Умственная работа должна быть трудной, чтобы быть не только интересной, но и полезной. Другое дело — нужно все время следить, чтобы ребенок не перенапрягался. За этим в школе осуществляет бдительный контроль медицинская служба, есть специальный кабинет релаксации, но все равно бывают моменты, когда работать с детьми приходится чуть ли не с ювелирной точностью.

В научной психологии различают два типа одаренности: интеллектуальную и творческую. Первый тип предполагает повышенную способность к обучению и энциклопедичность познания. Люди второго, творческого типа, обладают прежде всего нестандартностью мышления, они не принимают преподносимых им знаний на веру: до всего хотят дойти своим умом, пропустить через себя. У них не только иначе устроен мозг, но и по-другому устроена личность. Поэтому творчески одаренных детей, как правило, не любят в школе, им всю жизнь трудно приспосабливаться к обществу. Как уже говорилось, они для всех странны, неприкаянны, непредсказуемы. Их одаренность могут так и не заметить, тогда как интеллектуально одаренным — намного легче.

Современные методики позволяют достаточно объективно оценить уровень и интеллектуальных, и творческих способностей, и сравнить его со среднестатистической нормой. Творческие способности обязательно предполагают повышенный интеллект, зато интеллектуалы могут вовсе не обладать творческими способностями. Тестирования на одаренность сейчас проводятся упоминавшимся выше Психологическим институтом Российской Академии образования. Здесь все желающие могут протестировать своих детей и себя: вдруг вы не знаете, что одаренны или даже гениальны?

Короче, родиться вундеркиндом — это и подарок судьбы, и тяжкое испытание. Лишь единицы адаптируются к «окружающей среде», чтобы служить прогрессу. Их могло бы быть и больше, если бы люди разумнее относились к тем, кто не похож на них. Увы...

Они, особо одаренные, а иногда и гении, — среди нас. Те, кого не затоптало общество, создали современную науку, сделали великие открытия и изобретения, написали лучшие картины, книги, музыку. Природа экспериментирует на них и порой — неудачно. Те, кто платит своим здоровьем и даже жизнью за прогресс человечества, за то, что оно с каждым поколением становится умнее, заслуживают все-таки большего сочувствия, защиты и заботы.

Наверное, обладая сегодня достаточными технологиями, можно подсчитать «доход общества» с каждого одаренного ребенка. Даже с учетом высокой себестоимости этого «штучного продукта». Так вот, в каждом отдельном случае рентабельность будет разной. Но по большому счету более рентабельного продукта, чем одаренность, на свете нет.

Если вы и ваши дети «как все» — ваше счастье. Но прогресс двигают не такие, как все. Наш долг — поддержать их хотя бы потому, что им трудно. Им надо помогать просто потому, что они нуждаются в помощи.

А вопрос о выгоде, может, и интересный, но — безнравственный.

Автор статьи:

В.В. Сафонов.



Источник: http://www.superidea.ru/intel/razv/little.htm
Категория: Мои статьи | Добавил: sheila1997 (19.11.2008)
Просмотров: 787 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 1
1  
А мне кажется, что для каждой мамы ее ребенок гений.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Друзья сайта
Мини-чат
200
Поиск
Яндекс цитирования
Copyright MyCorp © 2017